Кристоф Хесс "СОВРЕМЕННАЯ ВЫЕЗДКА"

Кристоф Хесс "СОВРЕМЕННАЯ ВЫЕЗДКА"

16.02.2011

СОВРЕМЕННАЯ ВЫЕЗДКА
Кристоф Хесс
В наши дни лошади, участвующие в соревнованиях по выездке, демонстрируют беспрецедентный потенциал и перспективы на будущее. Действительно, в данную секунду они могут представлять разнообразнейший набор движений, а уже через мгновение - расслаблены и показывают оптимальный шаг. Они должны показать желание очень выразительно выполнять, например, пиаффе и пассаж, но при этом демонстрировать естественную мягкость, позволяющую им проходить манеж в состоянии внутреннего покоя, спокойно стоять на остановке и быть расслабленными физически и психологически. Такое поведение не в природе лошади, однако коннозаводчики идут навстречу спортсменам по мере понимания сложных требований, предъявляемых сегодня к животным.
Близок к идеалу чемпион Европы Totilas (всадник - Edward Gal). Totilas замечателен потрясающей гибкостью, свободой движения плеча и потенциалом амплитуды. У него прекрасный характер: он чуток, но при этом спокоен.
Свойства избранных лошадей
Любой всадник, занимающийся выездкой и стремящийся войти в круг сильнейших, ищет лошадь с наиболее харизматичными движениями, которая в максимальной мере демонстрирует желание работать и способность к сбору. Такая лошадь перемещается «электрически» и способна делать шаг вверх и вперед. Лошади, имеющие потенциал выигрывать турниры топ-класса, должны одновременно обладать и гениальностью, и сумасшедшинкой. Иначе им не показать высочайшей экспрессивности и драйва, требуемых в наше время для достижения высших стандартов в Гран При. Кроме того, такие животные также должны иметь желание обучаться, чтобы соответствовать высоким требованиям. Например, из стойки на месте, когда всадник посылает лошадь в пиаффе, элемент должен быть выполнен буквально сразу же. Всадники, узнавшие о лошади с такими возможностями, готовы отправиться за ней на другой конец света. Эти особые лошади нелегки в управлении, обращаться с ними непросто. Поэтому им нужны и всадники с особыми, выдающимися качествами.
Свойства всадников высшего уровня
Для того, чтобы управлять лошадью, имеющей уникальные способности, необходимо иметь многолетний опыт работы с самыми разнообразными типами лошадей и заниматься их подготовкой под наблюдением специалиста. Всадник должен научиться чувствовать животное, всесторонне изучить его характер. Кто это не постиг, кто не испытал на себе все тяготы надлежащей базовой подготовки обучения, тот никогда не сможет управлять лошадью на уровне высших требований. Всадники, желающие иметь под седлом особых лошадей и способные воспитать их до высшего уровня, должны обладать следующими качествами:
•    Исключительно сбалансированная посадка, не зависящая от рук.
•    Способность держаться свободно и непринужденно, сливаться воедино с движениями лошади.
•    Способность упорно работать и тренировать лошадь ежедневно в течение длительного периода.
•    Глубокое знание лошади и ее характера. При ежедневной тренировке лошади высшего уровня нуждаются в особом внимании – дополнительном времени в леваде или поле, регулярном питании строго в одно и то же время, и т.д.
•    Способность выполнять элементы Grand Prix (и других уровней) с естественной уверенностью, реагируя на возможные ошибки до того, как они могут случиться.
•    Огромное терпение, особенно когда лошади не осваивают какие-либо элементы легко и сразу же, поскольку отрицательный опыт учебного периода может на соревнованиях стать причиной результатов ниже ожидаемого уровня.
•    Высокая психологическая устойчивость: всадники должны уметь спокойно переносить неудачи, которые у таких лошадей случаются.
•    Умение добиться от лошади надлежащей выезженности. Некоторые спортсмены умеют «культивировать» напряжение с целью показа эффектных движений. Цель классической выездки состоит вовсе не в этом. И у тренеров такой цели не должно быть, не говоря уже о судьях. В такой ситуации судьи обязаны ставить низкие оценки.
•    Внимание к разминочной площадке. Чем более разумно всадники готовят лошадей на разминочной площадке, тем лучше для лошади и всего нашего спорта в целом. В наши дни разминочная площадка на соревнованиях приобретает особое значение по сравнению с прошлыми временами, когда на такой площадке всадники готовили лошадей в отсутствие зрителей. Сейчас на таких площадках порой больше зрителей, чем в манеже на соревнованиях.
Роль тренера
Роль тренера применительно к обсуждаемой теме исключительно важна: всадник, желающий показать лучший результат, порой настолько увлекается этой задачей, что в тренировочном цикле и в ходе соревнований нередко забывает о своей ответственности перед лошадью и спортом в целом. Если игнорировать принципы классического обучения, а они подробно описаны в правилах FEI и национальных федераций, то всадник ведет лошадь слишком коротко, «за поводом» и с низко опущенной шеей, пытаясь подчинить животное и повысить степень послушания. Публике это преподносится как «гимнастика» для лошади или «современная» методика тренировки. Однако зачастую за этим кроется желание всадника доминировать и сломить волю лошади, чтобы показать, кто хозяин положения.
В таких случаях тренер обязан вмешаться и попытаться вернуть всадника в лоно общепринятых базовых принципов. После короткого периода работы с «короткой» шеей осанку лошади необходимо вернуть в исходное устремленное вперед состояние. Это изменение положения шеи с укороченного на более вытянутое исключительно важно для нормального физического состояния лошади и тренировки нервной системы в целях снятия напряженности. Тренер также должен подсказать всаднику важность его, всадника, миссии в качестве ролевой модели, о которой всадник, будучи спортсменом высшего уровня, никогда не должен забывать. Тренер должен постоянно подчеркивать непреходящую важность базовой подготовки на каждом уровне, указывая, что на первом плане должен быть не «спектакль», а честная и гармоничная работа. Именно ее судьи должны поощрять высокими оценками.
Роль судьи
На судьях лежит особая ответственность выступать в качестве хранителей принципов классического тренинга, потому что всадник всегда показывает то, что в манеже хочет видеть судья. Судьи должны быть в состоянии решать, какую выездку считать правильной, а где начинаются проблемы. Если всадник ожидает от лошади слишком многого, если движения, основные аллюры и ритмы не являются результатом правильного контакта, то за это необходимо наказывать снижением оценок.
Когда судьи позволяют себе восхититься элементами, которые рассчитаны лишь на внешний эффект, и, если они не анализируют выполнение (или невыполнение) шести элементов базовой шкалы подготовки (Training Scale), то тогда неправы судьи, поддерживающие неправильную тенденцию в подготовке. Всадники получают неправильную ориентировку, а это вредит и лошадям, и всему нашему спорту в целом.
    Что касается классической школы, то судьи должны обращать внимание спортсменов на то, что выездка представляет собой гимнастический процесс, а не овладение трюками. Естественные, присущие лошади движения должны быть отточены с помощью выездки. Это означает, что при выставлении оценки прежде всего учитывается легкость, гармония и качественные аллюры. За неправильные и вредные движения должны выставляться низкие оценки. Это относится к лошадям, которыми управляют с чрезмерным использованием мундштука или шпор. «Скрученные» лошади, размахивающие хвостом, а также лошади с открытым ртом должны получать низкие оценки. Тренеры, рекомендующие всадникам представлять лошадей еще более эффектно, не должны поощряться высокими оценками со стороны судей, если при этом теряется необходимая естественная гибкость и проводимость.
Хорошо, когда на занятиях FEI для молодых лошадей судьи сидят все вместе и присуждают пять суммарных оценок (за три аллюра, повиновение и общее впечатление), а не за каждое движение отдельно. При такой системе судьи могут сделать суждение о том, правильно ли готовят лошадь. Кроме этого, такая система на практике проще традиционной. Поэтому я рад тому, что у нас сложилась особая система для лошадей в возрасте 4, 5 и 6 лет. Все судьи FEI должны как можно чаще участвовать в оценке таких занятий, чтобы сформировать более полное представление о конкретных лошадях.
Порой мы видим лошадей (например, аукционных, имеющих эффектную подготовку), у которых негибкий зад, задние ноги не проходят под центром тяжести, а передние ноги напротив, уходят слишком высоко вверх. Если судья видит лошадь в манеже, то такая лошадь заслуживает низкой оценки, т.к. у нее отсутствует настоящая координация между задними и передними ногами, а зад не действует в качестве «мотора».
У каждой лошади есть верхний и нижний предел по аллюрам. Когда лошадь движется в нижнем пределе, всадник не получит высокой оценки. Если лошадь выходит за верхний предел, оценка также должна быть отрицательной. Перед судьями не стоит задача отследить, какая лошадь забросит ноги выше всех, и присудить за это оценку в 10 баллов.
Самое главное – понять, движется ли лошадь от зада и проходит ли импульс через все тело. Здесь полезно видеть лицо всадника, его мимику и жесты. Вопрос: всадник расслаблен и полностью сосредоточен (что должно быть само собой разумеющимся)? Об этом можно судить по выражению его лица, напряженности или ее отсутствию, по языку жестов в течении всей езды. Хороший всадник так же сохраняет расслабленную посадку в течение всего отрезка прибавляя рыси.
Судьи также должны внимательно следить за языком жестов лошади. Общее впечатление от облика должно быть положительное, морда ненапряженная, уши движутся плавно, хвост колеблется расслабленно. Силуэт в профиль должен выглядеть привлекательно, что подчеркивается эластичностью движений и четкими переходами. Спокойствие и пена на губах выполняют функцию зеркала, отражающего внутреннее состояние лошади.
Лошадь должна находиться впереди средств воздействия всадника, не запаздывать и не торопиться. Если всаднику удается выполнять рысь именно так, мы не увидим «эффектного» циркового движения. С моей точки зрения, вся лошадь целиком – ее поведение, внешность, личность, если угодно - должны находиться гораздо ближе к центру событий при выполнении элементов выездки. При существующей системе судейства существует опасность того, что отдельные оценки доминируют над оценкой за общее впечатление, для которой оставлено слишком мало места. Если бы судья был настроен на восприятие общей картины, то он бы меньше поддавался восторгам по поводу эффектных движений. Из личного опыта знаю, насколько трудно отделить корректную езду от избыточно активной демонстрации. Не знаю ни одного всадника, который бы не любил и не уважал своих лошадей. Убежден, что у всех спортсменов высшей категории в нашей дисциплине существуют особые отношения с их спортивными партнерами. Если бы было по-иному, они не смогли бы успешно и долго выступать вместе.
В качестве судьи я неоднократно отмечал, что зрители безошибочно чувствуют гармонию и эстетику и всегда способны оценить правильное исполнение.
Именно судьи должны устанавливать четкие стандарты. Судьи должны способствовать развитию нашего спорта, присуждая высшие оценки одаренным лошадям. Но при этом судьи должны проявлять осмотрительность, чтобы наш спорт не превратился в цирк, в котором на первый план выходят элементы шоу. Если начинает активно проявляться такая тенденция, то возникает опасность развития нашей дисциплины в неправильном направлении, причем в ущерб здоровью лошади.
Нужны изменения
Имея в виду все вышесказанное, хочу обратиться ко всем, на ком лежит ответственность за наш спорт, проявить сдержанность и реалистичность. Не следует ожидать – и требовать – от лошадей слишком многого. Мы должны позволить лошади оставаться лошадью, какие бы требования мы ни предъявляли к ее работе. Мы должны попытаться понять ее природу, а не стараться ее к нашей человеческой натуре.
     Я призываю к тому, чтобы выездка включала движения, позволяющие судьям увидеть, правильно ли ведется подготовка, например, такие упражнения, как “Бросить и взять повод” “Полностью освободить повод” и “Взять повод в одну руку”. Более того, пируэты при ходьбе и смена ноги в воздухе при легком галопе должны включаться только в исполнение сложных фигур на Grand Prix.
     Церемонии вручения призов должны проходить без громкой музыки, световых и других спецэффектов, присущих развлекательным шоу. Проще говоря, лошади не должны приходить в ярость от церемонии. Конечно, цель нашего спорта – приносить людям радость, однако мы не вправе низводить лошадь до уровня марионетки, призванной только развлекать.
     Хорошая верховая езда – одна из самых больших радостей в этом мире для меня и многих других. Когда всадник и лошадь составляют гармоничную пару, то радость просто безгранична. При этом уровень сложности решающего значения не имеет. Хорошая выездка с базовыми элементами наполняет меня такой же радостью, как и выступление топ-всадника. Я совершенно не согласен с теми, кто пытается скрыть недостаток подготовки эффектными номерами. Если мы представляем лошадь после длительной классической подготовки, значит, наш спорт развивается правильно, и каждое упражнение воспринимается зрителями как увлекательное зрелище. Если именно такая цель имеет для нас первостепенную важность, и благополучие лошади является главным приоритетом, то наш спорт на международном уровне можно оценить положительно.
 

Кристоф Хесс "СОВРЕМЕННАЯ ВЫЕЗДКА"